()

Проплывая мимо важных брёвен
Я позволил себе заметить:
- И топоры умеют плавать...

youtube1.jpgvk.pnglj.png
(2002) Выступление на презентации книги «Уничтожение государства» в заринском ЦДТ 15 декабря 2002 г.

     Что нужно человеку, чтобы его уважали? Прежде всего – оставаться самим собой. Быть честным, не лгать, не предавать, не пресмыкаться. И только? Мы живём в обществе, где всё вывернуто наизнанку. Где ценится подлость, предательство и ложь. Более того, все эти гнусные качества возведены в ранг официальной политики и пропагандируются с экрана телевизора, со страниц газет и журналов. Мы живём в обществе, где люди низводятся до уровня бессловесных рабов, обязанностью которых является благополучие их процветающих господ. Что нужно человеку для того, чтобы почувствовать себя человеком? Ежедневная порция телегипноза? Еженедельный литр водки? Ежемесячная денежная подачка, для того чтобы можно было заплатить за квартиру, за свет, за газ, за телефон? Ежегодный отпуск, когда можно будет наконец-то завершить ремонт своего убогого жилища? Что же это за человек, которому так мало надо? Мне кажется, что человек этот, опутанный всевозможными условностями социальной сферы, более похож на некий механизм, наподобие тех аморфных существ из фильма «Стена», замечательного кинорежиссёра Алана Паркера, которых лепят, начиная со школьной скамьи для того, чтобы бросить в мясорубку безпощадной жизни. Жизни, надиктованной правилами внешнего мира, сиюминутными политиками, ведущими бессовестную игру с миллионами человеческих жизней. Впрочем, хватит отвлечений.

     Сегодня – презентация книги «Уничтожение государства». Автор – перед вами. Вы его могли видеть раньше, могли не замечать. Суть не в этом. Мне не хотелось бы превращать этот вечер в торжественное событие по поводу появления ещё одной книжицы в болоте провинциальной литературы. Мне хотелось бы донести до тех немногих людей, которые сегодня собрались, то, ради чего, собственно и была написана эта книга. Собственно книга, если её так можно назвать, представляет собой сборник рассказов из записок, наблюдений, впечатлений и размышлений над реалиями этого мира. Основным в структуре книги является рассказ – «Уничтожение государства». Пересказывать его нет смысла. Желающие могут ознакомиться с ним и согласиться или не согласиться с темой уничтожения описанного государства – право каждого. Надеюсь, что рассказ этот не оставит вас равнодушными. Не оставит вас такими, какими вы были до сих пор. По крайней мере, на какое-то время.

     Когда-то мне нравился город Заринск. Город моего детства. Здесь можно было безбоязненно прогуливаться тёплыми летними вечерами, не слыша пьяных воплей, нецензурщины и прочих издержек сегодняшнего дня. И до чего мы дожили? Наркомания, СПИД, подростковый алкоголизм («благодаря», опять же, прессингу телерекламы), безработица – всё то, что ещё десять-пятнадцать лет назад казалось присуще только капиталистическим странам. Теперь и мы получили сполна всё то, о чём так долго мечтали, расшатывая «железный занавес». А чтобы не было никаких народных волнений, проводится широкомасштабный эксперимент по изменению сознания. Кашпировский по телевидению, Чумак по радио, всевозможные «целители» и экстрасенсы со страниц газет и журналов сделали своё чёрное дело. Эксперимент удался. Люди превращаются в зомбированных идиотов, которых устраивает всё, о чём им поведает друг Телевизор. Волнений не будет. Всё под контролем. Сионские мудрецы поработали на славу. Планы Алена Даллеса воплощены в жизнь. Те же немногие, кто пытается хоть как-то протестовать против всенародного оболванивания, кто хоть как-то противостоит официальному потоку лжи, кто желает духовного возрождения своей Родины, все они открыто объявляются фашистами, экстремистами и прочими отбросами человеческого общества. Националист, патриот своей Родины, смешивается с грязью во имя процветающего международного капитализма. Перенесёмся в телеэфир – нам сообщают «В Израиле идёт война». Араб-камикадзе жертвует собой во имя отстаивания интересов своего народа. Мальчишки закидывают камнями пушки и танки, израильских солдат. Как разобраться, кто фашист – мальчишка с рогаткой или тот, кто отдаёт приказ на бомбёжку мирных городов? Нам говорят – мальчишка с рогаткой – проклятый экстремист. Мы должны объединиться с дядей Сэмом, чтобы стереть с лица земли этого мальчишку и его рогатку. Всемирная трагедия – взорванные американские торговые центры. Московские взорванные дома – пустяк, уничтожение сербов, арабов, русских – ерунда, достойная лишь короткого упоминания перед блоком спортивных новостей и прогнозом погоды. Теракты в Америке, какое горе… Давайте сплотимся и уничтожим этого гадкого мальчишку с рогаткой.

     Нам лгут. Ежедневно и ежечасно. О том, что у нас есть будущее. У нас забирают НАШИ заводы и фабрики, НАШИ земли, НАШИ жизни. Смертность русских людей, начиная с 1992-го года, начала превышать рождаемость, и теперь по два миллиона человек (по неофициальным данным, и семьсот тысяч по официальным) отправляется к праотцам ежегодно. Если и дальше так пойдёт, то лет через пятьдесят от русской нации останется только воспоминание. О чём будут вспоминать наши потомки? Какой налоговый номер был у дедушки? Какие наркотики употребляла бабушка? У нас не будет потомков! Марионеточное правительство прилагает для этого все усилия.
     Против русского народа идёт война. Нас не смогли уничтожить ни бомбами, ни снарядами. Теперь нас уничтожают иначе. Эпидемиями, растлением малолетних, наркотиками и алкоголем. Мы живём так, как будто ничего не происходит. Мы удовлетворены своей сытой жизнью. Иллюзией самодостаточности. Мы покорно садим на шею новых господ и собственными руками копаем могилы не только себе, но и своим детям. Мы покорно идём к краю пропасти, куда нас уверенно ведёт очередной президент.

     В какой стране мы живём? В России? Это страна русских? Или россиян («дорогих россиян», как любил поговаривать всемирно известный алкоголик)? У нас демократия? При демократии возможно всё – расстреливать из танков собственный парламент, принимать Конституцию меньшинством голосов, устраивая по сему поводу государственный праздник. При демократии можно даже критиковать правительство. Немножко. А что нельзя? Нельзя призывать людей на борьбу с антинародным режимом. Нельзя указывать на то, что у нас – антинародное правительство.

     Выпуск обсуждаемой книги был под угрозой срыва. Виной – авторская концепция обложки, которую посчитали неприемлемой для читателя. На обложке была нарисована шестиконечная звезда, перечёркнутая словом «государство». Слово «государство» повторялось четыре раза, и было изображено в виде свастики. Я не фашист. И даже русским националистом, при всём желании, не могу себя назвать, так как мать моя - чистокровная украинка, а отец наполовину белорус и лишь наполовину – русский. Но мой родной язык – русский и родился я - в Советском Союзе, который предали, продали и пропили какие-то трое пьяных забулдыг, которым доверили управление государством. У моих родителей не было отцов. Они погибли на войне, сражаясь за свой народ, за свою Родину, за своих детей и потомков. И мне стыдно за то, что я вынужден жить в стране, которая лишь формально называется «Россия». Я не могу жить в Российской Империи, которая исторически сложилась при моих предках, впитывая в себя всё лучшее, искореняя чужеродное и непотребное. Я не могу жить в Советском Союзе, за который отдали жизни мои родные. Советский Союз – империя братских народов, перестал существовать в одночасье, на потеху всему миру. И вот, я – гражданин Российской Федерации. Без национальности в паспорте. Зачем? Русский народ скоро перестанет существовать. Растворится в обезличенном пронумерованном пространстве. Я не хочу жить в таком государстве. Я его уничтожаю. Хотя бы письменно. Уничтожаю телевидение, изо дня в день несущее ложь, насилие и растление. Уничтожаю газеты и журналы, пропагандирующие культ наживы, власти, денег. Уничтожаю американизированное общество потребления, сложившееся в последнее десятилетие в результате манипуляций сознания теми же средствами массовой информации. Я остаюсь в мире, где нет зла, насилия, эгоизма, расчётливости, всех тех пороков и страстей, которые окружали меня доселе в повседневной жизни. Я ухожу…

2002