()

Проплывая мимо важных брёвен
Я позволил себе заметить:
- И топоры умеют плавать...

youtube1.jpgvk.pnglj.png
(2017) Как перейти ночью границу Индии с Непалом
На границу с Непалом я приехал ночью. Выйдя из автобуса на тёмную улицу с редкими фонарями, спросил у случайного прохожего, где находится чекпост (мой английский был весьма плох и я не знал, как сказать слово «граница»). Махнув рукой в противоположную сторону, прохожий скрылся в темноте. Деревня находилась прямо на границе – одна часть на индийской территории, другая на непальской. Было поздно и пограничники спали. Я дошёл до шлагбаума, перешёл нейтральную зону и зашёл в Непал. Там спали ещё крепче, из домика неподалёку раздавался дружный храп. Немного потоптавшись по Непалу, вернулся всё же обратно – нужно было поставить штамп о выезде из Индии. Робко постучавшись в дверь пограничникам и не дождавшись ответа спросил – экскьюзми, вэ ис чекпост? В темноте кто-то зашевелился, зажегся свет и я увидел хмурого пограничника, натягивающего штаны с подтяжками на заспанные кальсоны. Подал паспорт, открытый на странице с визой, тот понуро щёлкнул штамп и, не глядя на меня, буркнул под усы – хандрет! Хандрет (100 рупий), надо полагать, было условной платой за внезапное пробуждение постового.

Далее я уже знал, куда идти – на звуки храпа из непальского домика. Этот домик оказался казармой, там спали вповалку прямо на полу солдаты в полном обмундировании, с автоматами, которых я перешагивал, впопыхах наступив на чью-то голову, пробираясь к источнику света, где у лампы за столом спал часовой. Пара солдат проснулись, недоумённо встали, бряцая автоматами, но я был уже у часового и тронув его за локоть, вежливо спросил – экскьюзми, вэ ис чекпост? После чего был выведен из казармы и лёгким тычком направлен к другому спящему домику. В другом домике проснулись сразу после недолгого, но методичного стука в окно. Печать о въезде была получена и я стал обладателем законного статуса пребывания на непальской земле.

В Непале было прохладно. Была уже глубокая ночь, неподалёку от границы горело несколько костров, где кипятили чай и грелись уставшие непальцы. На меня смотрели с недоумением, как на пришельца с другой планеты. Впрочем, интерес быстро утих, закипел чай и все зашевелились, передавая друг другу маленькие чашечки. Мне было не до чая, хотелось спать и как можно быстрее ехать дальше и я обратился к присутствующим – экскьюзми, вэ ис Катманду? Присутствующие снова посмотрели на меня с интересом, что-то побормотали меж собой, но ответа я так и не дождался. Тут из темноты вынырнул ещё один непалец и всё мне объяснил. Из ответа я мало что понял, но главным было то, что автобусы на Катманду пойдут лишь утром, а он меня может отвезти в Катманду прямо сейчас на своей машине. Хау мач? – задал я логичный в таких случаях вопрос. Мач оказался излишне хау и я стал торговаться. С нескольких тысяч рупий удалось сбить цену до пятисот, что меня вполне устраивало. Усевшись на переднее сиденье, я разомлел. Удача сопутствовала мне – вот как меня встречает Непал! Позади граница и автобусная стоянка. Лечу на машине по непальскому шоссе и ночной ветер обдувает мои волосы. На заднем сиденье разместился какой-то старичок (его вскоре высадили, взяв причитающуюся мзду) и без умолку говорящий друг водителя. Он о чём-то спрашивал меня, хохотал от моего полного незнания английского, я что-то невпопад лениво отвечал и наслаждался поездкой. Как выяснилось, непальцы говорят по-английски не так как индусы. Они словно глотают окончания слов и понять их гораздо сложнее. Приходится выуживать знакомые слова и как из пазлов составлять картину разговора. Проехав километров тридцать, мы остановились в какой-то не менее тёмной деревушке. Вышли, я оглядел небольшие ряды придорожных кафешек, в которых кипятили чай и продавали нехитрую снедь.

- Это Катманду? – спросил я.
- Нет, это Бутвал, – весело ответил мне водитель.
- Но мне не нужен Бутвал, мне нужен Катманду! – возопил я.
- А вот, это дорога на Катманду, по ней скоро пойдут автобусы, - радостно доложил мне водитель и протянул руку, – давай мои пятьсот рупий.
- Стоп. Мы так не договаривались. Мы договаривались на пятьсот рупий до Катманду. Нет Катманду, нет и пятьсот рупий.

Дойдя до ближайшей кафешки, я сел на лавочку таким образом, чтобы мой рюкзак остался сзади меня, а сам сел с надутым видом, показывая, что дискуссия окончена. Вокруг собрались непальцы, водитель им что-то объяснял, размахивая руками. Я решил тоже объяснить ближайшим ко мне – он (водитель) говорил - 500 рупий до Катманду. Привёз в Бутвал и говорит – давай 500 рупий. Бутвал – это не Катманду. Поэтому я ему не дам 500 рупий. Он обманщик! (слово liar я помнил благодаря группе Metallica). Один из непальцев, удовлетворённый разъяснением, обратился ко мне со встречным предложением – давай я отвезу тебя в Катманду за 9000 рупий! Нет, спасибо. Одни уже довезли… Конфликт был исчерпан самым нежданным образом. Когда в очередной раз водитель стал требовать с меня деньги за то, что привёз меня в неведомый Бутвал, я строго посмотрел на него и сказал – у тебя плохая карма! Это и сыграло окончательную роль. Водитель смутился, что-то сказал своему напарнику, они сели в машину, хлопнули дверьми и уехали. Я встал, накинул рюкзак, спросил, в какую сторону дорога на Катманду, и пошёл, потихоньку провожаемый удивлёнными взглядами бутвальских непальцев.

Пройдя пару километров по ночному Бутвалу, я застопил автобус, который шёл до Катманду. Поменял у кондуктора 500 индийских рупий на 800 непальских и отдал 450 за билет до столицы Непала. Началось путешествие по неизведанному. В автобусе было не так много народа и я завалился на заднее сиденье, положив под голову рюкзак. Играла медитативная музыка с одной и той же повторяющейся мантрой и я быстро погрузился в сон. Мои краткие пробуждения напоминали мне героя из фильма «Мертвец», едущего в неторопливом поезде навстречу своей судьбе. Просыпаясь и вновь погружаясь в сон, я отмечал изменения в составе пассажиров. Одни уходили, другие приходили. Когда, проснувшись, я увидел пёструю толкучку лысеньких детей в буддистских одеждах, устыдился лежачего положения, подхватил рюкзак и, придвинувшись к окну, приглашающим жестом предложил детям присесть, чем они незамедлительно воспользовались, разглядывая дикого иностранца. Вскоре на месте исчезнувших детей оказались угрюмые старичок со старушкой, а затем их сменила молодая влюблённая пара. Когда я окончательно сбросил с себя остатки сна, перед моим лицом была блеющая козья морда, которую старательно держал на привязи неказистый паренёк в странных одеждах. Автобус делал редкие остановки, на которых можно было выйти, размяться, умыться и даже перекусить незамысловатой непальской едой. Взяв связку бананов и бутылку с водой, я любовался красотами непальских гор, среди которых пролегал наш путь.

Дорога вилась серпантином по красивой долине, внизу текли горные реки, окаймлённые изумительными горами. Чем-то напомнило красоту алтайских гор, но всё же были свои неповторимые особенности. Вырубленные в горах ступени, на которых, похоже, зрел рис. Деревушки, где пахали землю плугом понурые непальские быки с большими загнутыми рогами. Редкие бамбуковые рощицы, через которые просвечивало утреннее восходящее солнце. Любуясь красотой природы, я вдыхал из окна свежий горный воздух, поражающий своей чистотой после шумных и пыльных городов, из которых я попал в эту сказочную страну. Не зная, сколько времени предстоит провести в дороге, полностью отдался созерцанию просторов, открывавшихся по мере неспешного движения автобуса. Ехали мы от Бутвала до Катманду девять часов.

ГОЛОС

НА ГЛАВНУЮ