()

Проплывая мимо важных брёвен
Я позволил себе заметить:
- И топоры умеют плавать...

youtube1.jpgvk.pnglj.png
(2006) Неповторимое путешествие. 3-я часть.

     Часть III – Севастополь.

     В Севастополе снова были встречены родственниками – сестра Ольга, её муж Андрей и дочь Ангелина. Мы у них уже гостили в прошлом году и вновь были зазваны к себе. Андрей, в прошлом капитан, исходивший все моря и океаны. Ушёл в отставку, когда стали требовать присягнуть новой власти, пришедшей на смену советской. Но больше всего меня поразила история о том, как Андрей, пребывая на Кубе, был приглашён Раулем Кастро на ланч. Или что-то типа того. В общем, группа советских капитанов пили с Раулем ром и курили гаванские сигары. Рауль – это родной брат Фиделя, если кто не знает. И получилось так, что Андрей на следующий день кому-то решил хвастануть – вот, мол, с Раулем пили. На что получил ответ – да с ним кто только не пил… В общем, несмотря ни на что, история знатная, а Раулю и Фиделю дай Бог здоровья, оба живы по сию пору, несмотря на происки американских империалистов. И вот уже ночь, жёны разошлись по комнатам спать, а мы с Андреем на кухне спорим о том, какой же режим более правильный – вчерашний, сегодняшний или тот, что ещё необходимо установить. Я стою на позициях белорусского президента Лукашенко, Андрей, приверженец либеральных ценностей, выпаливает – так ты же фашист, идеология твоя фашистская! Как же так? – возражаю я, - почему сразу фашистская? А геноцид русского народа в современной России – это не фашизм?! Демократия по-американски?! В общем, допили водку и спать пошли, каждый при своём мнении.

     На следующий день как-то совсем грустно стало… Вот и приехали… Фашист… Грустные размышления были прерваны – Андрей зазвал нас всех на пляж, быстро собрались, поехали большой компанией – мы с Наташей, Ольга, Андрей, Ангелина, Женя (сын Андрея) и соседка Аня. Как выяснилось, Аня знакома с Умкой, ходит на все концерты, которые проходят в Херсонесе (арт-кафе "Зелёная пирамида"). Вот, мир тесен – оказывается, Умочка здесь частый гость.

     Море. Кто ни разу не был на море, не поймёт, что можно просто сказать – море… Зажмуриться, хотя можно и не жмуриться, просто рот сам растянется в благостной улыбке. Вы знаете хоть одного человека, побывавшего на море и не желающего побывать там ещё и ещё? Другое дело – жить у моря. К хорошему быстро привыкаешь. Так и Ольга жалуется, что всё работа, работа, к морю выезжают лишь вместе с гостями… С Андреем уже не спорим, обходим идеологические разногласия стороной. Андрей купаться в обычном понимании не любит. Обычно надевает ласты, маску и минут на сорок уплывает вдаль. Приплывает – в одной руке рапаны, в другой – крабы. А так, плюхаться – это не для него. А я вот только-только с ластами нырять научился, подводный мир для себя открыл. Погонишься за какой-нибудь рыбёшкой и забудешь, что ещё и дышать надо… Море… Волны… Невозможно ни сердиться, ни важничать, когда качаешься на волнах, над тобой – пушистые небеса, солнышко и такая благодать…

     После пляжа решили зайти в боулинг. Андрей заказал водки, несколько партий, и вот Аня показывает суперкласс игры. Я же сижу, дуюсь – вот, американская забава – какого хрена они лезут сюда, на землю политую кровью наших солдат, со своими гамбургерами, макдональдсами, боулингами… Да, совсем забыл – конечно же, чтобы обыватели привыкли и не так пугались вторжения НАТОвских войск. Мирная оккупация. Мои размышления были прерваны – Саня, что надулся, давай сыграй партейку. И как не отнекивался, всё же сыграл с Андреем. Выиграл он, но со счётом для первого раза хорошим для меня. Один раз я даже сбил все кегли. Кстати, кегли там выставлялись вручную работниками боулинга, что натолкнуло меня снова на неутешительные мысли. “Руки!” – надо было крикнуть громко, если шар катится, а его руки ещё ставят последнюю кеглю. Думаю, вот, я в детстве космонавтом хотел стать, дальние миры покорять, но никогда не думал устроиться работать установщиком кеглей… Даже в страшном сне… Мрак и ужас! И отчаяние вновь завладело мной… Андрей вёл меня к бильярду, ну, думаю, может быть, тут отыграюсь – куда там! Либерализм победил. Дальше Женя повёл нас к картингам. Путаный лабиринт из старых покрышек, пара разбитых картингов, не остывающих весь день. Небольшая очередь. Хозяева – заплатытэ и катытэсь. Заплатили – сначала Андрей с Женей, наперегонки, Андрей, словно скинул лет двадцать, гоняет с азартом как мальчишка, обошёл Женьку, забурившегося в шины… Потом Ольга выехала, за ней кто-то пристроился, хотел обогнать, ага, не на ту напал! Ольга – газу и вперёд. Дошла очередь и до нас с Наташей. Сажусь, пытаюсь втолкнуть свой груз в седалище картинга – ведь впервые такая игрушка! И облокачиваюсь о… О… О!!! О двигатель! Прикладываюсь рукой к раскалённому движку, который никаким кожухом не закрыт (как на второй машине). Наташа довольная, газует. Я же, глянул на руку – кожа спеклась как на сковородке, а что делать? Наташа вырвалась вперёд. Я по газам и ходу! Думать будем после. Обогнал, нарезал ещё пару-тройку кругов и торможу. Вылез – показываю рану кавказцам. “Вай, вай, "Спасатэлэм" надо помазать… А у нас аптэчки нэт… - развели руками. Мне же и ругаться нет сил, быстрее бы теперь домой, хоть что-нибудь сделать с раной, которая жгуче начала терзать неотступной болью. “Как ты терпишь? – спрашивает Андрей, - я вот, тоже ожёгся (показывает мне два красных пятнышка) и так ноет, а у тебя рана, ничего себе”…

     Ночью проснулся от дикой боли. Невыносимая боль скрутила руку. Но не от ожога. Ожог потихоньку горел своим чередом. Болело плечо правой руки, впрочем, той же, поджаренной на кавказской кухне. Боулинг, растудыт его в коромысло! Видимо в катании шара были задействованы мышцы, которыми я никогда не пользовался. Уснуть было невозможно. Был съеден весь солпадеин, "эффективное средство против боли", но и это не помогало! Боулинг не раз был помянут всем богатым запасом нецензурной лексики. И это не помогало. Только тихая молитва успокоила меня под утро, печального и уставшего…

     И ещё одна история связана с многострадальной рукой. Купаться ездили мы ежедневно, несмотря на то, что рана из-за этого никак не заживала. Какая-то добрая соседка, прослышав про нашу беду посоветовала обработать края раны – йодом, а саму – фурацилином. Мы исправно натолкли фурацилина, и Наташа высыпала его мне в рану. Боль жгучая, ещё сильней, чем при касании о раскалённый движок. Стиснув зубы, начинаю потихоньку выть, глядя, как чернеет рана. Нет, - говорю, - что-то не то! И бегом в ванную, смывать ядрёный фурацилин. Жгло невыносимо. Наташа, глядя на мои страдания, всхлипнула и побежала звонить в скорую помощь. В помощи было отказано, но посоветовали ехать в медпункт. Ещё так совпало, что был День Города, и мы, намеренно избегающие массовых мероприятий, таки были вынуждены попасть в мясорубку потных человеческих тел севастопольских автобусов. Благо, мне уступали место, глядя на мученическое выражение лица и перебинтованную руку.
     Как выяснилось, в этот день работал только один медпункт, и все несчастные стекались туда. В основном уже изрядно набравшиеся. Из соседнего кабинета раздавались дикие вопли. Стоматологический, отметил я. Какая-то девушка, держась за щеку, выбегала при каждом повторном вопле. Потом из того кабинета выползла измученная старушка. Лицо её было забинтовано, глаза излучали панический страх. Да, подумал я, хорошо, что у меня рука болит, а не зубы… И стало легче…

     Врач усмехнулся – был у тебя ожог термический, а теперь – химический. Но жить будешь! Обработали рану мою раствором фурацилина, поставили укол от столбняка, выписали каких-то таблеток и вот мы, уже снова втиснутые в какой-то автобус, возвращаемся домой…

     Дни в Севастополе пролетали своим чередом – с утра на море, в полюбившуюся нам Учкуевку (позже открыли для себя Любимовку). Сначала на маршрутке (топике), потом на теплоходе через небольшой залив и снова на маршрутке до пляжа. Народу тьма тьмущая, но для нас главное – море! Вдоволь накупавшись, едем домой. По пути заходим в интернет-клуб, уточняем вопросы с Напильником (организатором донецкого концерта, и так получилось, что мой севастопольский концерт состоялся тоже, благодаря ему). Ходим по набережной, которая наполнена всевозможными продавцами, музыкантами, фотографами, художниками. Подивились на крокодила, с которым фотографировались все желающие за деньги. Смотрится диковато, но замечаю – у крокодила пасть перевязана скотчем. Бедное животное… Зашли на Малахов курган, постояли на месте смертельного ранения адмирала Нахимова. Помянули.

     Вообще, Севастополь производит на меня впечатление города-мученика, места, где всё пропитано кровью героев, стоявших насмерть за родную землю. Большое количество памятников, орудий, всё это как живая память о войнах, о подвигах, о мужестве, о всём том, чего так не хватает нынешним поколениям, променявшим Родину на свободу выбора между гамбургером и чизбургером… Хот-доги пепсикольные, иначе их не назовёшь… Эти не станут ни бороться, ни побеждать…

     Хотя, с кем бы мы не общались, с кем бы не обсуждали горячие темы, все сходятся в одном – Севастополь – русский город. Американцы подавятся им, если сунутся сюда. Только, вот, кто давить будет? Лет через десять-двадцать? С такими невесёлыми размышлениями ходили по вечернему городу, любуясь чистотой улиц, лениво срывая с деревьев то абрикос, то сливу, то шелковицу, изумляясь важным севастопольским котам, не обращающих внимания на лающих собак…

     И вот, день концерта. Едем с Наташей в Херсонес, находим кафе. Узнаём, что музыканты ещё не приехали, садимся за столик, перекусить, разогреться коньячком. А вот и музыканты – веселющий Димка Лукич, с ним кто-то ещё… Обнимаемся, знакомимся. Оказывается с ним группа "Исток" из Одессы, организаторы тура, и сопровождающие разогреватели. Настройка гитар, дегустация крымских вин, обмен подарками, разговоры… Потихоньку подтягивается местный people. Панки, металлисты, хиппаны, творческая интеллигенция… Мне выпадает честь открыть этот удивительный концерт. Удивителен для меня этот концерт тем, что проходит в двухстах метрах от места, где крестился святой равноапостольный князь Владимир. Рядом – развалины древнего Херсонеса, омываемые морскими волнами, как и тысячу лет назад. Концерт проходит под открытым небом, лишь небольшой навес над импровизированной сценой. Очень добрая, открытая публика. После Минска пребывал в каком-то подавленном настроении – казалось, что в Севастополе повторится та же ситуация – незнакомый народ, незнакомый я, незнакомые песни. Послушал, как настраивается "Исток", погрустнел. Думаю, куда я, со своей остросоциальщиной в эти тихие милые песенки о добром и вечном… Говорю Лукичу - сокращу программу, сделаю поспокойней, чтобы не испортить атмосферы вашего выступления. Как знаешь, кивнул добрый Лукич…

     И тут сразу, с первой песни – поддержка зрителей, слушают, что-то выкрикивают одобрительное… Ну, думаю, погнали по полной! Всю программу отыграл – и про Багдад, и про генерала. Да и про Тимошенко с Лукашенко спел, тоже, чтоб уж наверняка. Встаю со стула, мокрый весь, уступаю место "Истоку". Лукич руку жмёт, говорит, здорово всё, только вот сидели, думали, как бы концерт не отменили из-за этакой социальщины… "Исток" всех поуспокоил – лирика, флейточка, плавный переход к Лукичовским дождинкам и цветочкам. Потихоньку смеркалось, зажгли фонари, красиво так стало… Тут и Лукич вдарил по струнам – и старое, и новое. Народ ликует, знай, песни заказывает. А Димка не смущаясь поёт, байки травит, с самого пот ручьём… Первое отделение отыграл, перерывчик, и снова - целую программу… Честно признаться, не помню таких концертов у него, может быть, мало видел? Да нет, всякое видел, но такого драйва, отрыва, радости, бодрости… Нет слов описать это. Без группы, один на один со слушателями и такой музыкальный фейерверк устроил. Отличный концерт получился. Потом – вино, прощание с панками (все собирались идти бродить по ночному Херсонесу). Но бдительные организаторы не дали уйти вразнос, и, подхватив под руки охмелевшего одессита Сашу Микитенко, двинули на двух таксомоторах к месту ночлега. А там… Как всегда, самое интересное за кадром – обучение алтайской традиции "чичой", кастрюля по кругу, трубка крымского мира, песни под гитару, разговоры… Поставил новый альбом "Инструкции по Выживанию" – "Слава Любви". Дима расчувствовался, давай Ромычу СМСки писать. Вот - музыка!!! Ночной поход за вином, спор, какое вино лучше и, не выдерживая перегрузок, я открываю парашют и плавно приземляюсь на диван…

     Утром срочно подрываемся – торопимся на встречу с добрыми людьми, пообещавшими зарядить нам аккумулятор на видеокамеру. Потом – домой, отсыпаться, приходить в себя, чтобы к вечеру выйти в город… Весь день не отступает нехорошее чувство, вроде что-то спорили вчера, даже ругались с Димой, а ушли, он ещё спал… Едем на автовокзал, проводить в Одессу ребят на последующий концерт. Время подходит к отъезду, а их нигде нет… Минут за десять появляются – успели… Обнимаемся с Димкой, просим друг у друга прощения – и вот она – радость, а вся гадость изнутри улетучивается и остаётся только хорошее, доброе, то что и должно наполнять всегда… Прощаемся с ребятами, автобус берёт курс на Одессу, а мы – на Малахов курган…

     Быстро пролетают дни в Севастополе. Купания на море, поездка с родственниками на мыс Фиолент, прыжки с младшей сестрёнкой Алёнкой с четырёхметровой скалы. Эх, столько всего, что и не опишешь… На Фиоленте спуск к морю – восемьсот ступеней, не считая тропинок между ними… Метров двести от берега скала с поклонным Крестом – там разбивались о скалы корабли, а монахи зажгли костёр, чтобы было видно, но в шторм люди не могли выплыть к берегу, налетали на острые камни, гибли… И вот мы с Наташей плывём к этому острову, вспоминая подобный сюжет из фильма "Пляж". Доплыли, забрались на скалу – с высоты такая красота. Чайки кружат, воздух такой, что не передать никакими словами, слёзы наворачиваются на глаза. Неужели эти счастливые мгновения промелькнут, и железобетонный город вновь проглотит нас ежедневными заботами выживания?! Прикладываемся ко Кресту и осторожно спустившись вниз, ныряем в ласковое море и плывём назад… Там же впервые ныряю в ластах и маске на пятиметровую глубину. Ещё один собственный маленький рекорд. Мелочь, а приятно… Стоп! Не тщеславлюсь? Прости, Господи! Жизнь прекрасна и удивительна. Иногда кажется, что всё впереди… Так ли это?

     Пребывание в гостеприимном Севастополе подошло к концу. Билеты на поезд взяты, посошки раздавлены, и вот Андрей везёт нас к вокзалу. Ольга передаёт приветы, Ангелинка тихонько просит – приезжайте ещё…

читать далее