Александр Витальевич Редут (Оптимист)написать мнена главную

Проплывая мимо важных брёвен
Я позволил себе заметить:
- И топоры умеют плавать...

youtube1.jpgvk.pnglj.png
Bruderschaft № 1 (7) 2001

BRUDERSCHAFT
ЧТО-ТО ТИПА РОК-ГАЗЕТЫ
(для маргинальных тинейджеров)
№1 (7)`2001

Bruder_sm.jpg

      ИСТОРИЯ ЗАРИНСКОГО ПАНКА
         
      - ПЕРВЫЕ ПАНКИ -
     Трудно сказать, когда всё это началось, но какие-то ориентиры наметить всё же можно. В середине восьмидесятых, когда школьники ещё носили пионерские галстуки, а товарищ Горбачёв взял лукавый курс на перестройку и гласность, город Заринск был ещё молод и неотёсан, как полено в руках папы Карло. В ту пору пересеклись дороги трёх сибирских ребят со схожими интересами - рок, рок и ещё раз рок! Благо, подули свежие ветры, и ранее неслыханная музыка полилась весенними ручьями в непуганый сопливый городок. Группы все были как на подбор “антисоветские”, хотя в чём заключалась эта самая “антисоветчина”, было мало кому понятно. PINK FLOYD, KISS, URIAH HEEP, MOTORHEAD, DEEP PURPLE - волна тяжёлого рока потихоньку накрывала юнцов своей неукротимой яростью. О панках доходили лишь какие-то смутные слухи - выбривают виски, носят узкие галстуки... Сие было скопировано мгновенно. Школьные преподаватели хватались за головы, вызывали родителей, но всё было тщетно - самодельные панки вызывали среди них тихую панику и скрытую зависть прилежных комсомольцев. “Панков” осуждали, много говорили о тлетворном влиянии Запада, кого-то исключили из комсомола, - всё это только подливало масло в огонь, - панки жгли красные флаги, рисовали свастики, проявляя таким образом своё отношение к окружающей действительности. Водку пили, слушая любимые “Звуки Му”. Вскоре пути их разошлись и каждый пошёл своей дорогой, оставаясь верным рок-музыке, привлекая новых поклонников в армию непобедимой свободы духа.
     
       - НАШЕ МИРОВОЗЗРЕНИЕ -
      Эта группа трёх отчаянных сумасшедших, которые слушали Русский Рок - “Амальгаму”, “Ноль”, “Гражданскую Оборону”, Янку, Манагера и иже с ними. От этого, да и не только от этого, постепенно съезжала крыша в сторону какой-то безумной радости и детского восторга, что посреди слякотного болота повальной идиотии находились островки НАСТОЯЩЕГО, оформленные в переписанные на десятки раз магнитоальбомы русской рок-музыки. Все “алисы” и “наутилусы” были отправлены на свалку после “новой правды” Егора Летова. Начиналась новая эпоха - кратковременный, но всё-таки ПРАЗДНИК. Праздник, который уже подходил к концу, где-то там, за Уральскими горами, и который только-только начинался в Сибири.
     В Барнауле отгремели “Рок-периферии”, отыграла “Гражданская Оборона”, Янка швырнула гитару, убежала, расплакалась - прыгающие козлики вряд ли прониклись её песнями...
      В группе “Наше Мировоззрение” возникла насущная потребность зафиксировать стремительно пролетающее время и выразить свою сопричастность к происходящим в стране событиям. Горбачёв с женой мотался по заграницам, в магазинах сияли пустые полки, в Латвии солдаты расстреливали мирных жителей, за пивом приходилось ездить в Барнаул. Все эти переживания вылились в запись альбома “Песни, посвящённые памяти первого президента”. Начиналась весна 1991 года. Летом случился знаменательный ПУТЧ, после чего события стали разворачиваться совершенно неожиданным образом, и “Наше Мировоззрение” развалилось, кусочками войдя в декабрьский альбом “Грехопадение” (группы одного человека под заковыристым диагнозом - “Акустический Психоз”).
      В 1992 году в заринской газете “Такие Дела” выходит заметка о панк-группе “Акустический Психоз” с приложением текстов песен и за подписью некого С.Оптимиста, который собственно и являлся автором и вдохновителем вышеописанных проектов. Собственно говоря, история началась...
      С 1991 по 1992 год Оптимист, экспериментируя со звуком, записывает несколько тридцатиминутных ужасающе-депрессивных альбомов, которые впоследствии решает не распространять и, проживая в Барнауле, собирает группу “Посторонние”, с которой репетирует и выступает на IV Рок-сессии в апреле 1993 года. В Заринске в это время Сергей Синицын и Славик Игошин записывают выдающуюся авангардную музыку, используя при этом стихи Егора Летова, выдержки из телевизионных передач (частично вошедшие в первый альбом “Акустического Психоза”) и непредсказуемый набор музыкальных инструментов, как то - губная гармошка, металлофон, детские гусли, барабанчики и т.д. и т.п. 
      С 1991 года заринские панки начинают выезжать в соседний Барнаул, тусоваться на “России” и посещать различные рок-мероприятия. Благодаря различным знакомствам в Заринск идёт поток свежих музыкальных новинок - “Гражданская Оборона”, Янка, “Инструкция по выживанию”, “Тёплая Трасса”, новосибирские “СПИД” и “Карликовая Берёзка”, новоалтайский “Полный Беспорядок”... Западные группы отвергаются за редким исключением - “Sex Pistols”, “Dead Kennedys”, “Einstursende Neubauten”... Из литературных новинок из рук в руки передаются книги Кастанеды (впоследствии признавшиеся отрицательно влияющими на неустойчивую психику молодых людей) и Германа Гессе.

      ЛИХА БЕДА НАЧАЛО
     Стремительные события “музыкальной жизни” страны (а особенно - наиболее радикальные)  не давали опомниться. В Заринске назревала необходимость серьёзной рок-акции, которая бы пробила брешь в провинциальной отсталости и превратила бы рабочий городок в “Панк-Васюки”. Эта затея вылилась в Рождественский квартирник под недвусмысленным названием  “Лиха  Беда  Начало”,  который  состоялся 7 января 1994 года у Славика Игошина. На квартирный концерт из Барнаула приехало столько народа, что организатор мероприятия Оптимист был слегка ошарашен. В привокзальном киоске срочно был выкуплен весь “Агдам”, дома ждали пельмени.
     Выступали поочерёдно - Оптимист (исполнивший в последний раз песни “Акустического Психоза”), Ольга Позолотина (ещё не успевшая вкусить сладкого пирога собственной популярности), затем авангардная группа “Эдгар По” (известный барнаульский поэт Евгений Борщёв и гитарист Серенький). Венцом программы стал Александр Подорожный (экс-барабанщик “Дяди Го” и “Тёплой Трассы”). Во время его выступления Позолотина периодически выкрикивает “Сашка, я тебя люблю!”, на что серьёзный Оптимист разражается несвойственной ему злобной руганью, из-за чего вспыхивает небольшой скандал. Заканчивалось всё всеобщим нестройным пением песни “От дел”.
     В ноябре того же года Оптимист с Сергеем Синицыным совершают отчаянную поездку в Москву, в надежде попасть на юбилейный концерт “Гражданской Обороны”, но вместо него, “по случайному стечению обстоятельств”, попадают на квартирник московских панк-групп (в частности - “Резервация Здесь”). Заринские панки были несколько удивлены самой организацией - музыканты на кухне предавались алкогольным возлияниям, а зрители терпеливо и сосредоточенно ожидали оных в соседней комнате. Оптимист хотел тоже попеть свои незатейливые песенки и даже начал реанимировать “Акустический Психоз”, показывая аккорды Косте Мишину (с которым познакомился на прошлогоднем скандальном концерте “Соломенных Енотов”), но сему не суждено было воплотиться - после того, как Сантим (“Резервация Здесь”) допел последнюю песню, зрители, как по команде, трезво и скоро поднялись с насиженных мест и засобирались домой. Заринцы долго посмеивались, вспоминая эту историю.
     В 1995, словно по установившейся традиции, было решено вновь устроить Рождественский квартирник. На сей раз у Синицына. Входным билетом была бутылка портвейна. Отличился тихий спокойный паренёк из Горняка, Игорян “Фрэггл” Вишняков. Попросив Кэрри “поиграть чего-нибудь” на гитаре, выдал песню, посвящённую памяти Курта Кобейна. Зрители оправились от шока и всем своим видом старательно пытались показать, “мол, не такое ещё видали”... Группа “Тихая Засада” тихо засадила старые и новые хиты романтического панка (или же скорее, припанкованного романтика) Пахеца, который пел и играл на гитаре. На басу подыгрывал Кэрри (старый металлюга, в то время стусовавшийся с “Тёплой Трассой” и слушающий исключительно “Инструкцию по выживанию” и “No Means No”). Затем впервые в Заринске - “Посторонние”. Пахец и Кэрри выступили в качестве гитаристов новой группы Оптимиста. В перерывах зрители, разогревшись “входными билетами”, тоже пробуют себя в качестве исполнителей. Тёплое и дружное веселье затягивается допоздна и впоследствии акция с лёгкой руки заринского поэта Щигряя получает название “Рок на Заре”. Акустическая версия прилагается.
     28 января проходит грандиознейшее (по тем временам) событие - город посещает “Тёплая Трасса”. Квартирный концерт снова проходит у Синицына под лозунгом “Вперёд и вверх!” (в виду того, что один из первых альбомов “Тёплой Трассы” назывался “Вниз и налево”). Хозяина квартиры в нужное время не оказалось на месте и проблема была решена по-панковски просто - дверь вышиб заринский паренёк по прозвищу “Боб”. “Тёплая Трасса” была в новом составе, но со старыми музыкантами - Шао, Ужас, Бякин, Мыха. Оптимист спел пару-тройку песен в сопровождении Кэрриного баса (во время исполнения одной из песен, Кэрри остановился, махнул стопарик и продолжил игру. Панк-рок, Ёк-макарёк!). Лёша Бякин спел несколько своих песен. Заринские панки, братья Федяевы (Фрэд и Демьян) пели под гитару теплотрассовские песни. Ближе к вечеру появился Игорян Вишняков, который привёл с собой “людей из Белокурихи”, которых случайно встретил в заринской электричке. По их словам, они слышали о том, что “Трасса” поехала в Заринск, но куда, не имели ни малейшего представления. Таким образом состоялось выступление белокурихинской команды “Восьмая Австралия” (ныне с несколько изменённым составом - “Территория”). Когда концерт закончился и подходили к концу спиртные напитки, появился Синицын. Надо отдать должное его характеру, ибо он и в этой комичной ситуации остался непоколебим. Однако квартирников у себя (несмотря на все уговоры Оптимиста) больше не проводил.
     8 апреля состоялся первый и последний заринский хэппенинг, проводимый Оптимистом и Мастером Бо (под сим псевдонимом скрывался Евгений Борщёв) с замысловатым названием - “Совместное сновидение Живого Слова и концептуального сюрреализма”. Были приглашены только самые идейно-близкие люди. Ожидалось человек пять-десять. Пришёл только один. Поэт Дмитрий Щигряй. Квартира Оптимиста (а именно в ней происходило всё действо) приняла форму психоделической сказки индустриального города. На кухне, на перевёрнутом телевизоре стоял видеомагнитофон, на котором стояли грязные армейские ботинки... Из телевизора раздавался скрежет “Einsturzende Neubauten”. В комнате Оптимист пел песни, а неожиданно материализовавшийся (к неподдельному удивлению Щигряя) Борщёв насвистывал на флейте. Получилось весьма залихватски.
     В том же году группа “Посторонние” на квартире у Оптимиста записывает альбом “Единство” (подразумевавшийся изначально как репетиционная запись). В проекте принимали участие - Пахец, Сёмыч, Игорян Вишняков, Щигряй и Юрик “Маленький” (экс-“Наше Мировоззрение” унд “Акустический Психоз”). Там же вскоре записывается группа “Ветер” (Борщёв, Пахец, Пахан, Сёмыч) и Сергей Болычев.
    
     Тут следует сделать небольшое отступление и рассказать “частную историю заринского панка”. Из-за чего, собственно, на вопрос Щигряя, состоится ли следующий Рождественский квартирник, Оптимист ответил - нет. Дело в том, что в 1992 году из Магадана в Заринск приехал Алексей Морозов (получивший впоследствии прозвище “Магаданец”). О Магадане рассказывал неохотно, говорил, что “там слушают “Кино” и рэп”. Ещё слышал что-то о группе “Миссия: Антициклон”. Других сведений не было. Был приобщён к музыке сибирских подвалов, запоем читал Гессе, Кастанеду, Кортасара, Дали... Выбрил себе ирокез, ездил в Барнаул тусоваться с тамошними панками. Участвовал в записи одноразового проекта “Накрылась получка” (с Фрэдом, Минситовым и др.). Метелил заринских гопничков. Позднее, познакомившись с местными наркоманами, подсел на ханку и покончил с собой в сентябре 1995 года. Его смерть была философски воспринята его друзьями и знаменовала окончание эпохи весёлого и безумного разгильдяйства заринских панков. Далее их пути расходятся и наступает время переосмысления и пожинания плодов горьких ошибок безответственной юности.

       КАПЛИ ДОЖДЯ И РОЖДЕНИЕ СМЕРТИ
     Весной 1996 года, Оптимист обзванивает своих друзей, и при капитальной поддержке Виктора Ортмана (занимающегося провинциальным шоу-бизнесом) удаётся устроить в Заринске первый рок-фестиваль. Съезжаются “ведущие рок-музыканты Алтая” - Дядя Го, Тёплая Трасса, Александр Подорожный, Кобзарь, Территория, Ольга Позолотина, Группа Мастера Бо (под Мастером Бо на сей раз подразумевается Сергей Болычев, до этого посещающий Заринск сугубо конфиденциально). Группа Пахеца меняет название и впервые выступает как “Неисчерпаемый Запас”. “Посторонние” объявляются барнаульско - заринско - одесской группой, в связи с тем, что в качестве шоумэна выступил Олэсь Бибу (известный украинский поэт). Из Горно-Алтайска приезжает “Маленькая Банановая Рыба”. От Заринска выступает лидер местной хард-роковой группы “Железный Исповедатель”, Александр Минситов и сам Виктор Ортман (глядя на явно не удавшийся, в коммерческом плане, рок-концерт, взял гитару и со словами “Ну, раз пошла такая пьянка”, запел...). Гостям подыгрывали местные музыканты - Сергей Подворчан и Евгений Прокопенко. Народу в зале было немного, и всё это напоминало собой большой квартирник, волею случая занесённый весеннем ветром на сцену заринского ДК “Строитель”. Но, несмотря ни на что, у всех выступавших остались самые наилучшие воспоминания о славном городе Заринске и людях, его населяющих.
     В конце года Оптимист договаривается с В.Н. Ортманом и записывает студийный демо-альбом “Рождение смерти”. Выручают Пахец, Сёмыч и Подорожный. Пару песен на гитаре играет Фрэд. На басу в одной из песен - Паша Валишевский. Оригинал, который Валишевский долго не отдавал и грозил стереть (в виду финансовой несостоятельности Оптимиста), безвозвратно канул в лету.

      ПОСТОРОННИЕ И ДРУГИЕ
     “Посторонние” с 1996 года активно выступают в Барнауле и Новосибирске, являясь инициаторами наиболее скандальных акций, таких как - “Альтернатива всему”, “Свет для всех”, “Смерть педерастам!”, “Рок против сионизма” и др. В 1997, Оптимист и Прокопенко записывают студийный альбом “Революция”. В 1998 году, после поездки Оптимиста и Подорожного с “Чёрным Лукичом” в Тюмень и тесного общения с “Инструкцией по выживанию”, был записан акустический альбом “Обыкновенные слова”. На этот раз “Посторонними” (Оптимист-Прокопенко-Подорожный) была записана абсолютно новая музыкальная программа, впрочем, нигде больше не исполнявшаяся.
     25 января 1997 года Подорожный с Оптимистом, случайно попадают на вечер памяти Высоцкого, проводимый работниками лучезарного кинотеатра “Заря”, где им предлагают спеть по паре-тройке песен. Друзья не подкачали.
      В Заринске периодически предпринимаются судорожные попытки создания рок-клуба, всякий раз идущие крахом вследствии разобщённости своих созидателей. Нельзя обойти вниманием мифическую группу “РУИН”, романтический рок Щигряя, повлёкший за собой музыкальные эксперименты, вследствии приобщения к панк-культуре. Щигряй записывает сольные психоделические альбомы, неким образом оказавшие влияние на позднейшее творчество сюрреалиста Пахеца. Щигряй помогает брату Эду в записи альбомов группы “Свой Регион” (Впрочем, далее записи нескольких альбомов дело у братьев не пошло. А жаль...). Появляются новые группы, не относящиеся к панк-культуре и даже не подозревающие о оной, ориентирующиеся сугубо на себя и на не лучшие образцы (а порой и вовсе ущербные) отечественной рок-музыки. Наиболее активны “Рай” и “Эдем” (столь созвучные названия в чём-то приоткрывают менталитет нынешней заринской тусовки), менее известны “Терра” и металлизированный “Раритет”. Для нашей истории интерес представляет группа “Рай”, как тесно сотрудничающая с группой “Посторонние” и подающая надежды на выздоровление. 
   
     ИСХОД ВТОРОГО ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ
     “Исход второго тысячелетия” (как было указано ещё в афишах фестиваля “Капли Дождя”) в 2000 году в Заринске был отмечен глобальными мероприятиями, перед которыми меркнут все музыкальные события года (по крайней мере, близлежащих городов, а дальше смотрите сами...).
     В январе состоялся акустический концерт в ДК “Строитель”  - “Тихие Зори”. Выступила “Тёплая Трасса”, а затем незаявленный в программе (по старой доброй традиции), недавно вернувшийся из Санкт-Петербурга Митрофан Насосов (старый барнаульский панк, в Заринске “скоропостижно скончавшийся” и возродившийся, как “Ха-Ха Плющькин”). Митрофан вызвал лёгкий шок у публики, исполнив после “Приговора Колбашеву” театрализованную “Байку про Климакса” (со смачным харчком в середине) и злополучную “Это я насрал” (после чего зал покинул человек, от которого зависело проведение весеннего рок-фестиваля). После “Плющькина” вышла девушка (из Новосибирска) со странным именем - Пурга. Она спела несколько песен и предоставила место “Территории” (популярной барнаульской группе). От Заринска выступил Виталя “Аксён” Черных, к которому накануне, “совершенно случайно”, Оптимист (организатор “Тихих Зорь”) попал на день рождения.
     5 февраля состоялся закрытый концерт группы “Посторонние”, являвший собой генеральную репетицию перед отъездом Оптимиста и Прокопенко с “Тёплой Трассой” в Оренбург.
      В марте состоялся фестиваль некоммерческой музыки “Цветы над обрывом”. В барнаульском комитете по делам культуры даже обиделись, что их не поставили в известность. Фестиваль был устроен с размахом и какой-то несвойственной Заринску (может быть, до тех пор) лихостью. Из Новосибирска приехал старина Манагер и старпом Лукич, а с ними молодые - Санька “Дух” и Рыба (тасканый за вихры охранниками за непотребные выкрики во время собственного выступления в качестве “Кондратия Пирогова”). С Алейска был Саня Подорожный с гитаристом, с Бийска - Алиса и “Realex”. Из Барнаула прибыли “Дядя Го” и “Тёплая Трасса”, “Территория” и “Неисчерпаемый Запас”, “Первое Завтра” и “Колесо Жизни”, Митька Насосов с новой группой “Гексоген”. От Заринска выступили “Посторонние”, “Рай”, Александр Минситов, а так же новоиспечённая группа “Freeгад”. Состоялся дебют Анастасии Артёмовой (ранее исполняющей песни лишь в кругу близких друзей). Четыре выдающихся концерта за два дня, буйные ночи на базе, вёдра заринского самогона - неполный перечень сумасшедшего праздника на исходе тысячелетия. Последний день фестиваля - “прощеное воскресенье”, перед началом Великого Поста. Все просят друг у друга прощенья, и “Тёплая Трасса” (не успевшая отстроиться, а потому и толком не отыгравшая) устами Шао просит прощенья у всех за всё...
      В сентябре группа “Рай” устраивает сольный концерт “Напролом”. Глядя на вокалиста в белой отутюженной рубашечке, трудно вообразить его, сидящим с голым торсом и сигаретой в зубах, за барабанами в группе “Посторонние”...
       12 ноября 2000 года. Заринск. ДК “Строитель”.
      Последний фестиваль ХХ века. “Какой?”,- спросите вы. Русско-казахский панк-фестиваль “Наша Родина - СССР” (посвящённый 60-летию Надежды Ивановны Кеняйкиной). Панк-фестиваль был устроен в рекордные сроки - два дня! В пятницу были напечатаны афиши и пошла реклама по (лояльному к бедным панкам) телевидению, а в воскресенье - концерт!!! Проведение фестиваля стояло под большим вопросом, пока Оптимист не взял на себя наглость развесить афиши по городу. Отступать было нельзя - к нам ехала “Адаптация”. Лучшая группа Казахстана, игнорируемая местными вассалами у себя на родине, очень любима в России. С “Адаптацией” приехал Ник Вдовиченко (лидер актюбинской группы “Западный Фронт”). Их поддержать приехали Шао, Лукич, Подорожный и Настя Артёмова. Заринский “Рай” также выступил в поддержку актюбинских панков. И не совсем трезвое состояние Шао и Лукича лишь придали панк-фестивалю созвучный названию колорит. Надежде Ивановне понравилось, а что говорить о панках - их счастью не было предела. Впрочем описывать ЭТО - неблагодарное занятие. ЭТО надо ВИДЕТЬ и СЛЫШАТЬ самим, иначе всё это лишь набор сухих банальных фраз. Вот так и закончился ХХ век. Для нас. Для “заринских панков”.

       В качестве послесловия...
      А что касается молодой ботвы, развесившей уши и внимающей всем этим раздутым телевизионным кумирам, то такую ботву мы рубили и будем рубить со всех сторон. И ребятишки в майках с каким-нибудь очередным поп-рок-идолом (слепо считающие, что какой-нибудь “король и шут” или “сектор газа” - это “панк”, хе-хе), к нам имеют самое минимальное отношение. И все заринские фестивали и рок-концерты (в частности, проводимые метафизическим рокъ-клубом) имеют своей целью показать то НАСТОЯЩЕЕ, что имеется в нашем запасе на сегодняшний день. Имеющий уши - слышит ли?
      А впрочем - “Пластмассовый мир победил” и нам остаётся лишь свято хранить и не растерять те кусочки безрассудной веры, которые в нас есть и никуда им уже не деться, особенно глядя на то, как разваливается этот безумный, безумный, безумный... 
       А что касается нашей веры, то если для одних это вера в Бога, то для других это вера в Победу Любви, Правды и Добра, что собственно и является нашей НЕПОБЕДИМОЙ ВЕРОЙ
       В ТОРЖЕСТВО ВЕЧНОГО НАД ТЛЕННЫМ,
         В ТОРЖЕСТВО НАСТОЯЩЕГО НАД ПРЕХОДЯЩИМ,
           В ТОРЖЕСТВО ЖИЗНИ НАД СМЕРТЬЮ !
 
       И ИМЕННО В ЭТОМ СМЫСЛЕ, И НЕ В КАКОМ ДРУГОМ,
МЫ МОЖЕМ СМЕЛО ЗАЯВИТЬ - PUNKS NOT DEAD !

      ЕСЛИ ВЫ ЧТО-ТО НЕДОПОНЯЛИ - ЭТО ЕЩЁ НЕ ОЗНАЧАЕТ ТОГО, ЧТО ВЫ МЕРТВЫ. В ВАШИХ РУКАХ - ОРГАН ИЗДАНИЯ МЕТАФИЗИЧЕСКОГО ЗАРИНСКОГО РОКЪ-КЛУБА. И ЕСЛИ ВЫ ДОЧИТАЛИ ДО КОНЦА, ЗНАЧИТ НЕ ВСЁ ПОТЕРЯНО.